admin
Опубликовано: 11:18, 24 март 2020
История

Социокультурные факторы устойчивости диаспоры по всему Миру

Десятки стран имеют свои зарубежные диаспоры, сложившиеся в силу исторических, политических, экономических и социальных причин. При этом не всякая этническая общность может называть себя диаспорой. У выходцев из ряда стран отсутствует внутренний импульс к самоорганизации, потребность к самовыражению, а с другой стороны, может наличествовать стремление по тем или иным причинам раствориться, ассимилироваться в иной этнокультурной среде...
Социокультурные факторы устойчивости диаспоры по всему Миру
Социокультурные факторы устойчивости диаспоры по всему Миру

Десятки стран имеют свои зарубежные диаспоры, сложившиеся в силу исторических, политических, экономических и социальных причин. При этом не всякая этническая общность может называть себя диаспорой. У выходцев из ряда стран отсутствует внутренний импульс к самоорганизации, потребность к самовыражению, а с другой стороны, может наличествовать стремление по тем или иным причинам раствориться, ассимилироваться в иной этнокультурной среде.

По мнению ряда исследователей, способностью к созданию диаспоры обладает не всякий этнос, а только устойчивый к ассимиляции (В.А. Тишков, Ж.Т. Тощенко, Т.И. Чаптыкова и. др.). Возникает вопрос, а что же делает этнос устойчивым к ассимиляции?

Причину самосохранения этноса в условиях диаспоры, по нашему мнению, надо искать в культуре общества, а именно в том культурном ядре, которое объединяет, конструирует диаспору. Это должна быть некая центральная идея, культурная доминанта этноса или группы близких по культуре этносов. Под термином культурная доминанта мы понимаем главенствующую идею, основной признак или важнейшую составную часть культуры, ради которой есть готовность идти на жертвы [1].

В культуре любого этноса, несомненно, можно выделить главенствующую, центральную идею. Но в одних культурах она актуализирована и общество сплачено вокруг такой идеи, а в других ценности не носят всеобщего характера, ставятся под сомнение членами общества. От жизнеспособности культурной доминанты этноса во многом зависит продолжительность жизни диаспоры.

Если говорить о черкесской диаспоре, то ее конструирует традиционная соционормативная культура: адыгская этика - адыгагъэ (адыгство) и адыгский моральноправовой кодекс - адыгэ хабзэ. Немаловажным обстоятельством для формирования диаспоры имел тот факт, что традиционный морально-правовой кодекс адыгов обладал не только общеадыгским значением, но и пользовался большим уважением среди всех кавказских народов. В языках народов Кавказа сохранились устойчивые выражения, свидетельствующие о высоком авторитете адыгской этики и этикета. Уважение к адыгским нравам скрепляло черкесскую диаспору, в которую вошли все кавказские народы. Но в тоже время, явно выраженное этническое звучание адыгагъэ, объясняет тот факт, что даже родственные адыгам народы абхазы и абазины, имея абсолютно идентичные традиционные комплексы, в диаспоре всегда отличали себя от адыгов.

В адыгской культуре адыгство является основным фактором этнической самоидентификации. Как пишет известный исследователь морально-этических кодексов Кавказа Р.А. Ханаху: «Адыгство это система принципов и норм поведения, которая призвана ориентировать человека на определенное поведение во всех жизненных ситуациях. Адыгство охватывает все стороны жизни человека и требует знания языка, пословиц и поговорок, танцев, умения готовить национальные блюда и т.д.» [2: 11].

Последовательно и подробно темой адыгагъэ занимался историк Б. Бгажноков. Он выделил пять основных принципов адыгства: человечность, почтительность, разум, мужество, честь. Он пишет: «...адыгство обязывает быть добрым, отзывчивым, почтительным, деликатным, рассудительным, мужественным, честным, великодушным во имя одной высшей цели - человечности» [3: 77].

Однако мы не можем сказать, что в XIX веке культурной доминантой, основной жизненной целью черкеса являлась человечность. Несмотря на всю важность и все-объемлемость адыгагъэ, следование нормам традиционного этикета и этики не было самоцелью черкеса. На основании произведений адыгских просветителей мы можем сделать вывод о том, что ко времени формирования диаспоры, воинская слава, образ лихого наездника, щедрого, смелого, предприимчивого, испытанного всякими лишениями и невзгодами был самым притягательным для любого свободного черкеса. К.У. Унежев акцентирует внимание на том, что стремление адыгских князей и дворян к славе через проявленную отвагу во время военных предприятий и щедрость после них являлось основным стимулом в жизни.

Источник
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)