zara
Опубликовано: 17:29, 25 ноябрь 2010
Культура

Творцы реликвий

Заур, возвращаясь с тренировок из секции дзюдо, неизменно заставал отца за привычным занятием – резьбой по кости. Салим молча трудился над изящной лозой, вьющейся вдоль рога. Мастер видел в сыне преемника: увлечение борьбой пройдет, а вечное искусство останется. И Заур, глядя на отца, тоже взял в руки резец. Вскоре панно с вьющейся виноградной лозой было готово. В тот вечер Заур понял: свои тайны мастерство открывает только влюбленным в мир красоты, дорога в который его уже ждала.
Творцы реликвий
Творцы реликвий Заур, возвращаясь с тренировок из секции дзюдо, неизменно заставал отца за привычным занятием – резьбой по кости. Салим молча трудился над изящной лозой, вьющейся вдоль рога. Мастер видел в сыне преемника: увлечение борьбой пройдет, а вечное искусство останется. И Заур, глядя на отца, тоже взял в руки резец. Вскоре панно с вьющейся виноградной лозой было готово.

В тот вечер Заур понял: свои тайны мастерство открывает только влюбленным в мир красоты, дорога в который его уже ждала.

Имена жителей Вольного Аула Салима и Заура Лакуновых – мастеров по художественной обработке металлов, кожи, кости – известны далеко за пределами республики. Крохотная мастерская, в которой рождаются уникальные вещи, расположена во дворе дома. Он находится недалеко от места, где жили отец и мать Салима. Мама Евгения была художницей, папа Абдулхазиз – артистом и великолепным плотником. Самое яркое его воспоминание детства – урок в художественной школе у преподавателя Владимира Яснова. Мальчик переносил впечатления осеннего утра на бумагу. Помимо живописи увлекался декоративно-прикладным искусством, но больше всего ему нравилась резьба по кости и дереву. Первую работу – игрушечного робота – подарил сестре. Мастерство резчика-самоучки помогло найти интересную работу. В "Каббалкрембыттехнике", занимавшейся изготовлением декоративных предметов для национальных костюмов творческим коллективам Северного Кавказа, делали не только украшения, газыри, кинжалы, но и сувениры. Работа была хоть и творческой, но кропотливой и отнимала много сил. Хорошим отдыхом для Салима стало занятие пчеловодством, унаследованное от отца и дедушки. На несколько месяцев мастер уезжал на пасеку в отдаленные горные села, где любовался красотой цветов, узорами которых украшал свои изделия, материал для них находил тут же.

В непростые годы перестройки, когда закрывались многие предприятия, семье помогли более-менее достойно жить пчеловодство и увлечение Салима изготовлением ножей. Он их мастерил с рукоятками, украшенными искусной резьбой по кости и дереву, как желали заказчики. Постепенно авторский почерк оттачивался, и ему раскрылся секрет мастерства – усердие и любовь к работе. Сегодня сабли, кинжалы, трости, другие авторские изделия Салима Лакунова пользуются большим спросом. Высоко ценится и его работа реставратора старинного холодного оружия.

Мастерство отец передавал сыну. Салим увидел задатки у Заура в детстве, когда мальчик помогал отцу в мастерской. Глубокая гравировка, филигрань, резьба по дереву, художественная обработка металла, кожи, кости, ювелирное искусство – все эти виды работы были подвластны мальчику, нужно было только развить способности. К юным годам Заур, подобно отцу, стал автором нескольких эксклюзивных вещей, пополнивших коллекции поклонников декоративно-прикладного искусства. Сейчас он преподает производственное обучение художественной обработке металла в КБГУ. Дипломная работа Заура поразила преподавателей тонкостью и изяществом – шашка по старинным эскизам черкесского холодного оружия в ножнах из металла, кожи и серебра.

Мастеру-оружейнику под силу не только изготовление эксклюзивных кинжалов, шашек, сабель, но и национальных женских украшений. Его работы напоминают старинные реликвии, передающиеся из поколения в поколение. Искусство молодого мастера высоко оценивает жюри на различных выставках самого высокого уровня. Один из дипломов прислан из Страсбурга, где на ярмарке декоративно-прикладного искусства экспонировались его работы – нож и рог.

Заур, как и отец, прекрасный реставратор. Когда мастер дарует оружию вторую жизнь, есть время задуматься об истории искусства предков, запечатленных в саблях и шашках девятнадцатого века, проверить свои навыки, повторяя старинный орнамент.

Любовь к прекрасному Заур прививает ученикам центра эстетического воспитания им. Жабаги Казаноко, где руководит студией по обработке металла. По словам преподавателя, интерес у подрастающего поколения к декоративно-прикладному искусству не угасает, но в работе не хватает терпения, которое так необходимо. Молодой мастер надеется, что семейную династию продолжит его сын, названный в честь прадеда Абдулхазизом. Малышу полтора года, но он любит смотреть на работу отца, каждый день творящего чудо вечной красоты в дереве, металле и кости.

На почетном месте в мастерской – тот самый рог, изготовленный Салимом, и первое панно Заура, ставшие началом преемственности поколений двух мастеров.

Светлана Шамакина
© Кабардино-Балкарская правда
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)