zara
Опубликовано: 11:44, 02 ноябрь 2011
Мероприятия

ПОТОМОК МАХАДЖИРОВ ИЗ РОДА ГЕРБО

Во время путешествия по Турции корреспондент газеты «Шапсугия» нашел немало уникальных людей - выходцев из Причерноморской Шапсугии ... Кокехабль - аул в полсотни домов - оказался еще более привлекательным, чем мне показалось утром. Это еще не город, но уже не село: цивилизация и ее блага давно добралась до этих мест. Попали мы сюда в самое прекрасное время - все вокруг цвело, благоухало. Каждый дом или улица - отдельная картина художника, краски очень ярки, разнообразны, одинаковые не встретишь. Привычный неспешный уклад сельской
ПОТОМОК МАХАДЖИРОВ ИЗ РОДА ГЕРБО
Во время путешествия по Турции корреспондент газеты «Шапсугия» нашел немало уникальных людей - выходцев из Причерноморской Шапсугии
... Кокехабль - аул в полсотни домов - оказался еще более привлекательным, чем мне показалось утром. Это еще не город, но уже не село: цивилизация и ее блага давно добралась до этих мест. Попали мы сюда в самое прекрасное время - все вокруг цвело, благоухало. Каждый дом или улица - отдельная картина художника, краски очень ярки, разнообразны, одинаковые не встретишь. Привычный неспешный уклад сельской жизни тут практически незаметен, иногда кажется, что время и вовсе остановилось.
- Первыми здесь, в середине 60-х годов 19 века поселились Коковы, они, в соответствии с традицией, и дали название аулу, - рассказывает наш бысым, местный житель Орхан Шагудж. Мы едем по Кокехаблю, нас ждет увлекательная поездка по нескольким соседним адыгским населенным пунктам. - Потом сюда пришли несколько шапсугских семей Гербо и Тлиш. Мои предки оказались тут несколько позже. Сначала дед с семьей, переплыв море, добрался до Синопа, а потом пешком дошел до Дюздже. На первых порах, как и на Кавказе, люди селились отдельными фамильными родами. Постепенно стали появляться аулы, которые "унаследовали" прежние названия. Здесь их много - Абреджхабль, Хидзетльхабль, Хакуратэхабль, Дзыбэхабль, Карданхабль, Шхаляхохабль, Коблехабль и так далее. Конечно, сейчас официально они носят турецкие "имена", но называем мы их все равно по-своему, и молодежь приучаем.
- Еще лет пятнадцать назад границы между нашими чиле были легко различимы, - продолжает экскурсию Шагудж. - Сейчас все смешалось: сначала в аулах появились турецкие невестки, потом пошло-поехало. После землетрясения, прошедшего здесь в начале 2000-х, эти места начали активно застраиваться, вокруг черкесских аулов поселилось большое количество турецких и курдских семей. Теперь мы определяем, где заканчивается одно село и начинается другое, по некоторым отдельным приметам. Сейчас, например, мы уже в Шапсугкое - турки называют его Арапчифли, через пару километров - уже Хапиехабль, чуть дальше - Наджигохабль...
С Орханом мы вернулись домой под вечер - до джэгу с участием местной молодежи и ансамбля «Нэф» оставалось еще часа два. Можно просто на веранде посидеть, праздно "убивая" время, но у хозяина дома была идея получше.
- Пойдем со старейшинами пообщаемся, - предлагает Шагудж. -Они многое могут вспомнить, любят рассказывать о том, что слышали от своих предков, тебе ведь это нужно?
Далеко идти не пришлось. В полусотне метрах, на той же улице, живет Фаик Гербо. Старику уже под восемьдесят, но он подвижен, ведет
активный образ жизни, застать его дома считается большой удачей. Мне повезло: старожил сидел во дворе под большим раскидистым деревом.
- Фэсапщи, къеблагъ! - он очень обрадовался гостям, вышел нам навстречу.
- Ты из Шапсугии, из Сочи? -несколько раз, словно не веря своим ушам, переспросил Фаик. - Действительно, на родине наши родственники остались? Ты не шутишь, это правда?
Он с трудом сдержал слезы, но быстро справился с чувствами. Тон разговора не оставлял никаких сомнений: в тот момент, когда мы появились в его доме, старик Гербо думал как раз об этом.
- Мой дед, Хабидж Гербо, ушел с Кавказа в последней волне махад-жиров, - рассказал старейшина. -Где-то там, в районе Сочи, до Кавказской войны был наш родовой аул - его сожгли на глазах деда. Разорили до основания, ничего не осталось. Даже виноградники уничтожили, фруктовые сады, посевы сожгли. Хабидж еле спас свою семью - долго скрывался в горах, но предпочел оставаться на Кавказе до последнего, надеясь, что сможет "зацепиться" там. На чужбине, был уверен он, лучше не будет, чем на родной зем-
ле - кому мы за морем нужны?
Хабидж решился уйти в Турцию, лишь окончательно убедившись, что все мосты сожжены, все кончено: мириться с происходящим он не хотел, встать на колени не желал, говорит Фаик. Дед покидал родину не один - набралось несколько десятков таких же семей, как и у него -голодных, изможденных, загнанных в угол безысходностью. Добирались до османского берега с огромными проблемами - выжило меньше половины изгнанников. Они выбрали эти безлюдные места, в Дюздже, не случайно: рядом был лес, река, холмы - здешняя природа отдаленно напоминала кавказский край. Адыги осваивались тут долго - кругом болота, малярия, смерть. Выжили только благодаря умению трудиться, взаимопомощи, жажде жизни. Трудились коллективно: строили саманные дома, закладывали сады, возделывали поля. В тот момент никакой реальной помощи от турецких властей, обещавших махаджирам рай земной, они не получили - надеяться пришлось только на самих себя.
- Наши деды, оказавшиеся на чужбине, говорили так: "Не ушедшие с Кавказа - мечтали о Стамбуле, добравшиеся до него - умирали", - вспоминает Гербо. - Люди, жестоко изгоняемые со своей родины, проклинаить, заново налаживать привычную жизнь. Теперь хочется отдохнуть, почувствовать себя в роли пенсионера, не знаю только, удастся ли?
Брат Фаика, Музаффер, не раз бывал на исторической родине, объездил Адыгею, Причерноморскую Шапсугию, нашел немало родственников.
- Теперь и у меня есть стимул: хочу хотя бы раз увидеть Кавказ, -признается Фаик. - Об этом до последнего дня мечтал дед, грезил об этом и отец, Нур Гербо. Нам, их потомкам, повезло больше: теперь все в наших руках.

Анзор НИБО.
Сочи - Шапсугкой - Кокехабль -Хапиехабль - Наджигохабль -
Сочи.
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)