• dle 10.2
  • ,
  • наши фильмы
  • Регистрация    Войти
    Авторизация
    » » » Встреча в редакции газеты "Советская Адыгея"

    Встреча в редакции газеты "Советская Адыгея"

    Категория: Новости / Культура
    Встреча в редакции газеты "Советская Адыгея"После премьеры в Майкопе кинофильма «Черкесия. Чужбина» гостями нашей редакции стали известный российский тележурналист Ю.Г.Краузе и продюсер фильма А.Н.Нагаплев. Беседа с ними касалась не только нового фильма, но и состояния отечественной кинодокументалистики, в частности, этнического кино, межнациональных отношений в России.

    Юрий Геннадьевич Краузе родился в 1936 году в Уфе. Окончил Всесоюзный государственный институт кинематографии. Однако свой жизненный путь связал с журналистикой. Он работал корреспондентом Центрального телевидения СССР. С 1974 года был ведущим еженедельной программы «Человек и закон». Возглавлял эту программу в течение 20 лет. С 1996 года Ю.Г. Краузе создавал сценарии для известной криминальной телепередачи «Документальный детектив» и даже был ведущим ряда ее серий, вел известные телепередачи «Приговоренные пожизненно» и «Пожизненно лишенные свободы».

    Аскарбий Нохович Нагаплев родился в 1954 году в ауле Ходзь Кошехабльского района. Учился в Воронежском политехническом институте по специальности экономика и организация машиностроения. 15 лет работал на заводе «Станконормаль». Окончил Майкопский государственный технологический институт по специальности государственное и муниципальное управление. Последние двадцать лет руководит фирмой «Аминат». Автор документальной кинотрилогии «Черкесия» (2007—2011 гг.). Член Союза кинематографистов России, лауреат кинофестиваля «Золотой минбар» (2009 г.) в Казани, основатель и руководитель кинокомпании «Черкесия-фильм».

    — Фильм «Черкесия.Чужбина» стал одним из знаковых событий в культурной жизни Адыгеи, других регионов Кавказа, где проживают черкесы. С чем это связано, на ваш взгляд?

    Ю.К.: Когда мы стали работать над этим фильмом вместе с Аскарбием и моим другом режиссером Вахтангом Евгеньевичем Микеладзе, я не предполагал, что произойдет настолько глубокое погружение в историю и культуру черкесов. В небольшом по сути фильме мы должны были уместить целую эпоху. Так сложилось исторически, что большая часть черкесского этноса оказалась за пределами родной земли. И тем не менее, многим из них удалось сохранить национальное самосознание, ощущение принадлежности к кавказской земле. Подобные моменты очень знаковы сами по себе, а уж с учетом нынешней ситуации на Кавказе — тем более. Тема страдания людей, их тяга к корням своим, возрождению, духовному воссоединению с Родиной очень актуальна.

    А.Н.: Мы снимали фильм в странах Ближнего Востока, где сегодня живут черкесы, и меня потрясло ощущение внутреннего единства нации. Это чувство пришло в процессе общения с соплеменниками, никогда не видевшими Родины-Хэкужъ. Мы не чувствовали, что между россиянами и диаспорами тысячи километров и полтора столетия разлуки. Казалось, народ был обречен на полное исчезновение, но он выжил, и цель картины — показать, что стержень этноса не был сломлен, он живет и развивается. Эти эмоции мы и хотели передать тем, кто будет смотреть этот фильм. Думаю, что цели мы достигли, судя по зрительскому интересу.

    — Насколько подобные фильмы могут изменить отношение всех россиян к Кавказу, его истории и многонациональной культуре?

    Ю.К.: Работая над этим и другими фильмами на кавказскую тематику, мы поняли, что это важнейшее дело сегодня, когда все чаще слышишь разговоры о том, что нас разъединяют чуть ли не в цивилизационном противостоянии. Все наносное сразу меркнет, как только глубже начинаешь узнавать народы, живущие здесь, их культуру, традиции, понимаешь, что все это достояние не только черкесов, но и всех россиян. В данном случае обращение к черкесской истории, ее тяжелым страницам необходимо для лучшего понимания людей, переживших трагедию. Не зная этого, можно совершить какие-то ошибки, которые могут повлечь за собой большие проблемы. Но к подобным темам нужно подходить вдумчиво, чтобы не дать повод различным «радетелям» вовлечь всех нас в противостояние, связанное с историческими обидами. Это меньше всего нужно самим черкесам.

    А.Н.: В последние десятилетия, когда начался рост национального самосознания у большинства народов России, в том числе и у русского, многие обыватели стали больше интересоваться собственными корнями, культурой, обычаями. То есть возрождать свою историческую память, что не может не радовать. Но вместе с тем пошел процесс замыкания этнических общностей. С утратой советской идеологии исчез объединяющий стержень, а отсюда один шаг до отчуждения, непонимания между народами.

    Сложилась парадоксальная ситуация: Россия — многонациональная страна, но общенациональной идеи, хотя бы в форме лозунга «Единство в многообразии», так и не появилось. И одна из причин, как я считаю, то, что при всей открытости информации обычные люди меньше стали знать друг о друге. В ходу стереотипы, журналистские штампы. Например, та же фраза «лицо кавказской национальности». А ведь для некоторых открытие, что Кавказ многолик, разнообразен и здесь люди хотят жить в мире и согласии. А экстремизм и терроризм, насаждаемые радикальными религиозными течениями, корнями уходят на запад.

    Нас все время бросает в крайности — от примитивного шовинизма до «общества одинаковых лиц». А нам, как воздух, нужна золотая середина, чтобы толерантность была не только на бумаге, но и в реальной жизни. Толерантность — это взаимоуважение, а откуда ему взяться, если люди сегодня очень мало знают друг о друге, живя в плену стереотипов.

    — Почему образовательным, просветительским программам, этническому кино так трудно пробиться на телеэкран? Сравнение с советскими временами, увы, не в пользу сегодняшнего дня.

    Ю.К.: Это очень больная тема. Документалистика, кино- и телепублицистика вообще, а региональная и национальная тем более, оказались невостребованными, «неформатными» для современного телевидения, которое сейчас стоит на трех китах: новости, сериалы и развлекательные передачи подчас сомнительного качества. И мы сами порой не понимаем, почему так происходит, когда государство провозглашает патриотизм стержнем политики, но позволяет формировать идеологическую составляющую на телеэкране людям, весьма далеким от этого понятия. Все-таки скажу об этом с болью: сейчас идет просто оболванивание людей. Я считаю, что есть силы, в том числе и внутри страны, которым это на руку. Им так удобнее и выгоднее.

    — Какую роль может сыграть черкесская диаспора в развитии Кавказа, России?

    А.Н.: Если государство повернется к ней лицом, то это будет только на пользу России. Страна может получить сильное пророссийское лобби не только в странах Ближнего Востока, но и Европы. Черкесы умеют быть благодарными. Маленький штрих: черкесы Турции одними из первых поддержали Российскую Федерацию в период грузино-осетинского конфликта. В большинстве своем диаспора воспринимает Россию своей Родиной, поскольку она и есть историческая Родина. Но нужны и встречные шаги. А диаспора к такому диалогу готова, это мы видели на каждом шагу при съемках фильма.

    — Что вас больше всего заинтересовало при знакомстве с черкесской культурой?

    Ю.К.: Приятно удивило, что, несмотря ни на что, народные традиции, обычаи здесь сохранились. И не в музеях, книгах, а в реальной жизни. Сохранилось то, что называется душой народа. А это очень ценно. И черкесы, и другие народы Кавказа могут дать очень положительный пример всей России. Так как эти ценности универсальны и в них нет ничего такого, что не должно быть присуще современному культурному, духовному человеку. Сегодня для многих из нас наступило время собирать камни. Только через взаимопонимание лежит наш общий путь в будущее.

    Беседовал Александр ДАНИЛЬЧЕНКО.
    Фото Аркадия КИРНОСА.
    Газета "Советская Адыгея"скачать dle 12.1
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.